«Я перестала понимать, как выглядит мое лицо»: что такое дисморфофобия и неприятие своей внешности

Каково завидовать больному коту, постоянно сравнивать себя с другими и удивляться своим коленям

Дисморфофобия — это психическое расстройство, при котором человек постоянно переживает из-за дефектов своей внешности. Такие дефекты необязательно реальны: окружающие могут даже не замечать изъянов, вызывающих беспокойство больного дисморфофобией. Однако подобное состояние все равно мешает нормально жить и общаться с людьми, а также снижает самооценку и способствует развитию других психических расстройств вроде депрессии.

По статистике, от дисморфофобии страдает от 0,7 до 2,4% населения в мире. А если считать недиагностированные случаи, то, возможно, и в 10 раз больше — около 13%. О том, каково сравнивать себя с каждым встречным и завидовать больному коту, почему трудно пойти к психологу и поделиться переживаниями с близкими, мы поговорили с девушкой, живущей с этим диагнозом, а также с психотерапевткой, работающей с людьми с расстройствами пищевого поведения (РПП). 

Автор: Мария Бодрова

Настя (имя изменено по просьбе героини), 19 лет, студентка

Это началось рано, когда мне было пять или шесть лет, с комментариев по поводу моих круглых щек. Некоторое время я жила у бабушки — она не пыталась меня откармливать, как это иногда бывает, я сама всегда все съедала: считала, что буду жалеть, если не доем. И когда родители увидели меня после долгой разлуки, то не сдержались и отметили: я выросла и немного округлилась. 

Меня тогда не покидали мысли, что мои ноги просто огромные.

Когда я садилась, они будто расплывались по табуретке. Я думала, что у других все в порядке, и только с моими ногами что-то не так. 

Половое созревание только усугубило ситуацию. Я сравнивала себя с ровесницами, замечала их фигуры, их вес. Стыдилась, что грудь у меня начала расти раньше, чем у одноклассниц. Мама и бабушка замечали это и подшучивали — наверное, думали, что «по-доброму». Проявляли много внимания к моим формам: щипали за выпуклости, охали и отпускали сальные комментарии. 

Помню, как недавно увидела фотографии, где я в том возрасте катаюсь на роликах. В тот день мне было стыдно гулять в шортах и футболке: казалось, что одежда слишком маленькая, а я слишком большая. А сейчас я понимаю, что все было впору. 

В 10 классе я ездила до школы на метро и бесконечно сравнивала себя с каждым встречным. Неважно какого пола или возраста: я просто сравнивала и не могла остановиться. На улице приходилось закрывать глаза, чтобы отвлечься, но и это не очень-то помогало: я все равно паниковала и не знала, куда деться. Меня одолевали тревога и сильная злость, я еле сдерживалась, чтобы не впасть в истерику. 

Однажды я даже сравнила себя с бабушкиным котом. Он болел, а я, глядя на него, неожиданно подумала: «Даже он похудел, а я нет». 

Иллюстрация: fearlessly.co.uk

Я сильно переживала, когда ходила на концерты или в театр. Казалось, что такие мероприятия не для меня. Я думала: «Вон, какая стройная, статная женщина в роскошном платье пришла в Мариинский театр, не то что я». Хотелось расплакаться прямо во время представления. А если это был балет… Смотреть на балерин было совершенно невозможно. Мне казалось, ты можешь позволить себе ходить куда угодно, радоваться путешествиям, красиво фотографироваться и общаться с интересными людьми, только если ты худой и идеальный. А я такой не была. 

Постоянно смотрелась в зеркало. В любое время дня и ночи вставала, подходила к нему, приподнимала футболку и разглядывала свое тело. Всегда обращала внимание на свои ляжки, пока сидела. 

В какой-то момент я совершенно потеряла связь со своим телом. Я перестала понимать, как выглядит мое лицо — речь не про отражение в зеркале, а про восприятие изнутри. Я сидела на кровати и пыталась нащупать и осознать реальные размеры и форму носа, глаз, губ, ушей, головы. Лицо то сжималось до крошечных размеров, то вытягивалось, то становилось огромным. То же с другими частями тела: 

меня вдруг удивляло наличие у меня локтей или коленей.

Я думала: «Ничего себе, как классно, что у меня такое есть».

Тяжело поддерживать хорошие отношения с близкими, когда ты постоянно раздражен. Сложно радоваться совместным поездкам, мероприятиям, когда в любой момент можешь расплакаться. Трудно даже запоминать разговоры, если все, о чем думаешь во время диалога, — это то, что ноги твоего собеседника явно меньше твоих. Дисморфофобия, особенно в связке с РПП (расстройства пищевого поведения — Прим.ред.) — это постоянные тревога и усталость. Все силы уходят на ненужные мысли.

Семье о своем состоянии я не рассказываю: знаю, что столкнусь с обесцениванием. Не хочу доказывать им, что это реальное расстройство — тем более я сама не до конца принимаю свою дисморфофобию. 

Рассказала только подруге. Она отнеслась спокойно, но легче мне не стало: я все равно чувствую груз тайны. Она не специалист, не проходила через подобное и помочь не может. Я уже забыла, что именно ей рассказывала — явно меньше, чем хотелось бы. Мне все еще страшно говорить об этом вслух, стыдно обсуждать даже с психологом. Но я понимаю, что дальше так продолжаться не может, поэтому пытаюсь найти подходящего специалиста. 

Дисморфофобия стала частью меня. Я даже не думала, что это может быть похоже на помешательство. По своим местам все расставило короткое видео на Ютубе — про исследования о дисморфофобии. Героиня репортажа делилась своими мыслями, и они полностью совпадали с моими. 

Сейчас я больше ношу обтягивающую одежду, но по-прежнему чувствую себя в ней дискомфортно. Кажется, что все смотрят на мои «необъятные» бока, и я неосознанно втягиваю живот, все время держу его в напряжении. 

Хочется быть женственной и выглядеть экстравагантно. Но я продолжаю думать, что у меня до сих пор детское, неуклюжее тело, которое по определению не может быть привлекательным.

Алена Неляпина, практикующая психотерапевтка, работает с расстройствами пищевого поведения

На появление и развитие дисморфофобии влияет множество факторов. Биологическая предрасположенность — это пистолет, но на курок нажимает среда. 

Дисморфофобия часто связана с другими расстройствами — ОКР, депрессией, РПП — или серьезными травмами. Например, она может стать последствием изнасилования как один из симптомов ПТСР. Причиной может быть и воспитание, постоянные издевательства над внешностью.

И, конечно, нельзя исключать влияние медиа-контента — именно оно может стать последней каплей.

От низкой самооценки и комплексов дисморфофобия отличается интенсивностью переживаний. Допустим, человеку не нравится его нос. Это не помешает ему встречаться с друзьями, посещать любимые места — увлекаясь, он будет забывать о своем «недостатке», сможет фотографироваться и даже нравиться себе на снимках. Но дисморфофобия делает нелюбовь к носу патологической. Только представьте: вы часами смотрите в зеркало, разглядывая ненавистный «дефект», или, наоборот, всеми силами избегаете отражающих поверхностей. Собираясь на какую-то встречу, вы можете внезапно передумать, посчитав, что слишком уродливы, чтобы выходить из дома. Вы просто не можете жить: даже сходить в магазин для вас невозможно трудно. 

Думаю, большинство людей с дисморфофобией понимает, что дело не просто в низкой самооценке. И все же сложно сказать, сколько из них обращается к специалистам: кто-то просто не знает, куда обратиться, или не имеет финансовой возможности. Многие попадают в замкнутый круг: чтобы научиться выходить из дома, нужен психолог, а как прийти к нему, если не можешь выйти из дома? 

Часто в первую очередь необходимо медикаментозное вмешательство. Обычно это антидепрессанты: дисморфофобии редко не сопутствует депрессия. Затем идет психотерапия: хорошо помогают когнитивно-поведенческая терапия и различные контекстуально-поведенческие направления. По времени лечения все очень и очень индивидуально, обычно это где-то год-полтора, вряд ли меньше. Острая симптоматика может уйти за полгода. 

И с выздоровлением есть нюансы: даже когда вам станет лучше, периодически будут возникать сложные мысли и чувства, связанные с вашим телом. Но если психотерапия прошла успешно, вы будете знать, что с этими переживаниями делать, как их купировать. Иногда будет снова нужна консультация, но в целом это будет нормальная жизнь, без ярко выраженной постоянной ненависти к себе. 

Я бы сказала, это как своего рода простуда: ты выздоравливаешь, но через некоторое время насморк может потревожить тебя снова. Однако ты уже знаешь, что с ним делать.

Редактор: Жанна Нейгебауэр

Проверьте, что вы узнали:

Какому проценту населения диагностировали дисморфофобию?
Что не считается одним из факторов возникновения дисмофофобии?
Почему людям с дисморфофобией трудно рассказать близким о своих проблемах?
Какие методы бывают полезны в борьбе с дисморфофобией?

Возможно, вас также заинтересует: 

«Мне сложно прожить без нового пореза»: что такое селфхарм и зачем люди занимаются самоповреждением

«Иногда кажется, что ты не управляешь своей жизнью». Как живут люди с биполярным расстройством

Не отвлекайся: как я боролась с синдромом дефицита внимания

«Для меня секс — работа»: асексуалы о жертвах, на которые они идут ради отношений

Рекомендуемые статьи

Close