«Пришли на кладбище и начали откапывать трупы». Девушка-биолог наблюдала за медведями на Камчатке

Медведи-каннибалы, борьба с браконьерами и гендерные стереотипы среди биологов

Выпускница биофака МГУ Мария Романская была медвежьим бебиситтером, видела жестокие убийства медведя-каннибала, училась у зверей не терять «лицо» в стрессовых ситуациях и всерьез занималась наукой, несмотря на гендерные предрассудки со стороны коллег-мужчин. Она рассказала о жестокости и доброте в мире косолапых, эксплуатации людьми природных ресурсов и о том, почему животные нуждаются в нашем голосе. 

Автор: Елизавета Ивлева

Вы специализируетесь в довольно узкой области — на жизни медведей. Почему вы ими заинтересовались? 

Родители часто читали мне сказки про медведей, на детские праздники наряжали меня в медвежьи костюмы, так и привилась эта любовь. Потом я стала смотреть документальное кино о животных. Меня тронул снятый немцами фильм о дикой природе России, одна из частей которого посвящена Хабаровскому краю, где в том числе была показана жизнь гималайских медведей. Тогда я поняла, что хочу знать больше о жизни этих животных. 

Я поступила на биофак МГУ, пришла на кафедру зоологии позвоночных и спросила, есть ли там люди, изучающие медведей. Мне сказали, что есть одна девушка, Лия Покровская, которая работает с гималайскими медведями, но она в Германии. Я дождалась ее возвращения. Она позвала меня на Камчатку и предложила наблюдать за бурыми медведями. И я согласилась. 

Насколько близко вы контактировали с животными? 

Мы сами близко к ним не подходили — по технике безопасности это нельзя делать. Бывало такое, что они сами, особенно медвежата, подходили на расстояние до четырех метров. 

А каким еще правилам нужно следовать по технике безопасности? 

Специфику поведения при работе с медведями мне объяснили та же Лия Покровская и зоолог Сергей Колчин, который много лет проработал с гималайскими медведями и спасал их от браконьеров. Нельзя делать резких движений, поворачиваться спиной, ходить поодиночке, ни при каких обстоятельствах не убегать, ощущать себя уверенно, говорить низким голосом при встрече с медведем, уважать личное пространство животного, всегда носить с собой фальшфейер (Сигнальная шашка. — Прим. ред.). 

Кстати, о браконьерстве. В эфире радио «Москва 24» вы говорили, что браконьерство на территории Южно-Камчатского заповедника удалось остановить — как? 

Тогда в отделе по борьбе с браконьерством работали родственники браконьеров. Но десять лет назад сменился инспектор, который подключил неместных людей к поимке браконьеров, и ситуация сдвинулась с мертвой точки. Сейчас на самой территории браконьеров нет вообще, и медведей больше никто не трогает.

И как сейчас камчатские медведи реагируют на людей? Уже не боятся?

Медведи Курильского озера уникальные. Из-за того, что у них есть большое количество рыбы, которая нерестится каждый год, они толерантны по отношению к человеку и относятся к нам, как к элементу ландшафта. Однако когда растет поток туристов, медведей становится чуть меньше. Они не бегут сломя голову, но чувствуют себя некомфортно, если люди очень близко. 

Фото: Глеб Щелкунов

В ситуации, когда страны закрыли границы из-за угрозы распространения коронавируса, вырос спрос на путешествия по Алтаю, Байкалу, в том числе и Камчатке. Думаете, это негативно влияет на жизнь животных? Как вы относитесь к экотуризму?

Экотуризм у нас становится трендовой историей. Люди поняли, что больше денег приносит не убийство животного, а живой зверь. Были ситуации, когда инспекторы с группой туристов перегораживали медведям проход, чтобы поглазеть на них, — те находились в огромном стрессе, особенно медведицы с медвежатами. Инспекторы угрожали им ружьем, что совершенно недопустимо в условиях заповедника. И это довольно частая история. Также все чаще люди эксплуатируют природные ресурсы. Например, когда они идут на рыбалку ради развлечения и не думают, что тем же медведям будет нечего есть. Но при этом я все равно положительно отношусь к этотуризму, просто в России он плохо организован.

Где медведям приходится хуже всего?

Во втором месте по численности медведей — на Сахалине, где люди по максимуму исчерпывают все природные ресурсы. Местные жители незаконно вылавливают тонны рыбы, убивают кормящихся на речке медведей, в лучшем случае — пытаются вытеснить их с места рыбалки. В 2017 году из-за отсутствия возможности кормиться на речке медведи пришли на кладбище и начали откапывать недавно закопанные трупы, потому что больше им нечего было есть. Так что приближаться к сахалинским медведям совершенно небезопасно, и причина тому — люди. 

Какое время года наиболее благоприятно для изучения медведей, исключая зиму, когда они уходят в спячку? 

Мы проводили наблюдения только в июле-сентябре — когда рыба идет на нерест и медведи скапливаются в районе Курильского озера. Нам удалось их наблюдать в количестве 50 особей. Уже после, когда медведи наедаются рыбой, они уходят в Тундру, там питаются ягодами и в ноябре уходят на зимний сон.

Мини-фильм о проекте Марии Романской

В эфире радио «Москва 24» вы говорили, что довольно легко можете идентифицировать того или иного медведя. А они вас узнавали?

Я думаю, что у них есть какая-то зрительная память. Инспекторша рассказывала, что осенью к ее заповедному кордону приходит одна и та же медведица, проводит время рядом с ее домом. Возможно, она узнает ее. 

А как распознавать разные эмоции медведей?

Распознавать эмоции медведей очень тяжело или даже невозможно. Это связано с тем, что они ведут одиночный образ жизни и не «состоят» в социуме. По этой причине у медведей короткие уши и хвосты, в отличие от социальных волков и собак, которые показывают сородичам свои ощущения. Но медведи могут менять позы: когда зверь опускает голову, значит, это стрессовая стойка, чаще всего перед дракой. Когда медведь встает на задние лапы, он хочет осмотреться и увидеть, что вокруг него происходит. Медведи также могут издавать звуки, когда они щелкают — это стресс. Так делает медведица, к примеру, когда теряет своих медвежат и пытается их найти.

Вы упомянули гималайских и бурых медведей. А чем отличаются разные виды медведей в плане их поведения?

Бурый медведь в сравнении с гималайским всеядный и может питаться растительной пищей: ягоды, кедровый стланик, стебли и листья разнотравья. Или животной пищей: рыба, грызуны, лоси. Он питается падалью и может есть даже на помойках. Такая всеядность позволяет бурому медведю расселиться повсеместно. У гималайских медведей веганский рацион, почти 90 процентов всей пищи — растительная. И они очень зависимы от сибирской сосны и другой растительности, и сведение лесов для них — страшная угроза, которая приводит к исчезновению вида. Гималайские медведи в России обитают только в Хабаровском крае, где их численность падает из-за браконьерства. Также виды отличаются тем, где они залегают в берлогу. Гималайские медведи спят в дуплах деревьев. Бурые же роют берлоги сами или спят в ямах под корнем дерева, а на Камчатке они спят чаще всего в пещерах скал.

А есть ли какие-то необычные медвежьи повадки, которые вас поразили?

Общение с медведями — это уникальный опыт. Мы многому научились у них. Эти животные не убегают, даже несмотря на то, что им страшно, — они не теряют свое «лицо» в стрессовых ситуациях. Например, когда медведи дерутся за рыбу или за хорошее место для ловли. Есть особи, которые не убегают сломя голову от агрессора, даже несмотря на проигрыш, а уходят как ни в чем не бывало спокойной походкой или начинают жевать какие-нибудь листья ивы. 

Иногда медведицы оставляли своих медвежат с нами из-за угрозы инфантицида (детоубийство. — Прим. ред.) со стороны самцов. А они как раз настороженно относятся к людям, и самки это понимают. Поэтому если нужно было порыбачить, примерно в четырех метрах от нас медведицы оставляли своих медвежат, которые сидели и ждали, когда мамы порыбачат и вернутся. Так что мне удалось поработать бебиситтером для медвежат.

Фото: Глеб Щелкунов

И меня поразило поведение медвежьих самок. Однажды мы наблюдали, как одна из них «усыновила» медвежонка, который был старше ее выводка. Он был меньше обычных второгодок и шел за Аглаей (так звали медведицу. — Прим. ред.), немного поодаль. Через несколько дней мы встретили ее, но уже с двумя медвежатами — ее первогодкой и усыновленным второгодкой. Как выяснилось позже, до этого Аглая потеряла одного своего медвежонка. Аглая делилась с «усыновленным» рыбой и не прогоняла. Подобное редко встречается в мире диких животных. 

Возвращаясь к инфантициду. В статье «Тихие игры» вы писали, что медвежата играют между собой, не издавая никаких звуков, чтобы не привлекать внимание взрослых самцов, которые могут их убить. Какое влияние детоубийство оказывает на популяцию медведей?

Самки медведей на Курильском озере сталкиваются с такой проблемой, особенно при выходе на нерестилище. С одной стороны, это риск, потому что молодые самцы могут убить их медвежат. С другой — возможность набрать много жира перед залеганием в берлогу на зимний сон. И медведицы тоже бывают разными: кто-то защищает своих медвежат, следит за ними, а кто-то убегает с того же нерестилища, оставляя своих детей на съедение. 

До сих пор никто не знает наверняка, почему самцы убивают медвежат. Может, это потому, что самцы голодные, а медвежата для них становятся своеобразным кормом. По другой версии — они хотят оставить свои гены в потомстве, и поэтому убивают медвежат, чтобы спариться с самками, которых лишили детей. Чаще всего мы видели уже мертвых медвежат и только один раз убийство медвежонка, который потерял свою маму. Его убил медведь по кличке Казанова. Он как минимум раз в сезон убивает молодого медведя или медведицу — топит их в реке, после чего вытаскивает на берег. 

Вы сами подвергались опасности со стороны зверей?

Как раз со стороны того медведя Казановы. Когда он пришел на речку, где были я и мой коллега, все медведи разбежались. Он остался один и пытался нас вытеснить — подходил все ближе и ближе. Это единственный случай, когда у меня появилась тревожность, что он может сделать что-то плохое, но обошлось. 

Что нужно знать человеку, который хочет заняться изучением диких животных?

Нужно понимать, что и в нашей профессии нередко встречаются попытки ущемления по гендеру. Часто мужчины несерьезно относятся к своим коллегам-женщинам. Сначала меня и мою научницу не хотели отпускать на Камчатку, говорили: «Что вы, две девочки, там сделаете?». Когда мы приехали в заповедник, где работают, в основном, мужчины, нас тоже постоянно воспринимали не всерьез — о чем-то не рассказывали, просили не мешать, шутили и подкалывали. И когда вы проводите свое исследование, вас могут обвинить в чрезмерной любви к животным, мол вы же девочки, вам всех жалко. И здесь важны внутренний стержень и уверенность в своем деле.

Также необходимо понимать, что при работе с дикими животными, особенно харизматичными и большими, например медведями, вы становитесь их «голосом». Животные не могут заявить о своих правах, поэтому помимо занятий наукой вы должны участвовать в их защите. Под защитой я подразумеваю умение донести до широких масс информацию об их беззащитности, о том, как на них влияет вмешательство человека в природу.

Редактор: Анастасия Харчишена

Проверьте, что вы узнали:

Что нельзя делать при встрече с медведем?
По каким признакам можно распознать эмоции медведя?
Где гималайские и бурые медведи устраивают себе берлоги?
Что медведи никогда не делают?

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Возможно, вас еще заинтересует:

«Это не просто складирование артефактов»: как стать археологом

«В этой стране у нас нет полномочий»: интервью с частным детективом

Рекомендуемые статьи

Close