«Оружие лежало прямо под подушкой»: как девушка из России служит в израильской армии

«Служба» в офисе, один душ на 22 человека и отсутствие дедовщины

Алиса Лифиц — москвичка, которая уехала в Израиль и попала на службу в армию. Там она научилась обращаться с винтовкой М16, овладела ивритом и получила зарплату в 3500 шекелей. Мы поговорили о том, как она себя чувствует в военной форме, чем отличается женская и мужская служба и что делает израильское государство для своих солдат.

Автор: Алиса Марголина

— Почему ты уехала из России в Израиль?

— Я всегда хотела жить в Израиле и знала, что однажды перееду сюда. Существует закон о возвращении, репатриации евреев на родину, а у меня есть еврейские корни. На этом основании я получила гражданство еще когда училась в восьмом классе в Москве. И в 17 лет, после окончания школы, уехала сюда на ПМЖ. Я чувствую себя здесь комфортнее, чем в России.  

— Ты сама решила пойти в израильскую армию или тебя призвали служить?

— Все 18-летние девушки в Израиле обязаны идти в армию. Я, как репатриантка, исключением не стала, и уже через восемь месяцев после своего 18-летия меня призвали служить. Но когда девушке исполняется 21 год, она может идти в армию только по желанию — в этом возрасте она уже не военнообязанная. Если она все-таки решает это сделать, то служит всего один год.

Фото из личного архива Алисы Лифиц

Как долго девушки служат в армии?

— Я служу два года, это обязательный срок. На этом все — после службы в гражданских войсках не отправляют в запас. А те ребята, которые служат в боевых войсках, в запасе до сорока лет. У меня есть знакомый, который был снайпером. Он закончил армию года четыре назад, но все равно раз в год ездит на сборы, где его тренируют на случай войны.

— А для мужчин такие же требования?

— Нет, мужчины должны служить три года. Но, в отличие от женщин, они военнообязанные до 27 лет. Если они идут в армию после этого возраста, то срок их службы сокращается до 2 лет.

Какие требования по здоровью и образованию есть в израильской армии? 

Перед призывом ты должен обследоваться у всех врачей и пройти тестирование. И потом, в зависимости от здоровья и результатов экзаменов, тебя определяют в войска. Также смотрят и на психическое состояние: я знаю случай, когда у девочки в 15 лет обнаружили депрессию, и это как-то повлияло при распределении. По желанию в армию берут людей, например, с сильной аллергией. А так у нас есть даже инвалиды. В моей части есть офицерша-инвалид: она хромает, ходит с палочкой. 

— Неужели все идут в армию? Есть люди, которые избегают призыва?

— Израильтяне обычно не косят от армии: большинство идет туда осознанно, для людей это честь. Конечно, бывают случаи, когда кто-то совсем не хочет служить. Такого человека могут и не брать, а если берут, то он может уйти из армии в середине своего пути по настоянию психолога.

— В каких войсках ты служишь?

— Я служу в тылу, это войска гражданской обороны. Сначала я попала в часть, там прошла много разных собеседований, а после меня уже определили в отдел HR. Всегда хотела именно сюда.

— А чем еще могут заниматься солдаты в армии?

— Вообще в Израиле очень много вариантов, где можно служить и чем заниматься. Ты просто сдаешь экзамены, и по результатам определяют, какие навыки у тебя есть и где ты можешь быть действительно полезен. 

Если тебе нужно чему-то научиться или дополнить свои знания, то специально для этого в армии есть множество курсов, начиная от вождения и заканчивая курсами по работе с Excel.

Как проходит твой обычный день в армии? 

— Утром я рано встаю и еду на базу, которая расположена в городе, и нахожусь там весь день. Сейчас я чаще всего занимаюсь просто офисной работой, а раньше у меня еще были курсы молодого бойца на закрытой территории. 

После службы я каждый день прихожу домой, потому что моя часть находится в центре. Но это зависит от того, где расположена часть и в каких войсках ты служишь. Есть ребята, которые живут на самой базе и возвращаются домой один раз в две недели. 

— Ты упомянула курсы молодого бойца. Что это за курсы и как они проходят?

— Это боевые учения. Сначала солдаты там изучают иврит, собирают и разбирают автоматы. Потом им выдают оружие. Помню, как с ним нужно было постоянно ходить, бегать, отжиматься, спать и даже принимать душ. Оружие лежало прямо под подушкой. Весь курс длился три месяца, мы учились с восьми до восьми, бегали, стреляли. 

— А какое у тебя оружие? Как ты к нему привыкала?

— У меня М16, короткий. На курсе молодого бойца оружие с тобой 24/7 и, конечно, ты к нему привыкаешь. Постоянного оружия у меня с собой нет, и по городу я тоже с ним не гуляю. С оружием я только на ночном карауле, который у меня раз в месяц, и на стрельбище, оно раз в полгода. 

Фото из личного архива Алисы Лифиц

— У тебя были какие-нибудь трудности во время курса молодого бойца?  

— Да, этот курс дался мне нелегко. Меня призвали в армию почти сразу же после переезда: я даже толком язык не знала, а тут все на иврите. Правда, на моей базе было много русскоязычных ребят. Это хоть немного помогло адаптироваться. Также там были американцы, французы. Все они репатрианты, которые плохо говорили на иврите. Вместе все проходило спокойнее

Было и еще одно неудобство: в одной комнате со мной жили 22 девочки. И на всех всего четыре душа. Это было тяжело. 

— А женская и мужская армии раздельны?

— В моем случае нет: у нас на базе и девочки, и мальчики. В обычных войсках всегда все смешаны, есть просто женские и мужские казармы. Но есть боевые войска, куда женщин не берут чисто из-за физиологии. Там иногда нужно делать вещи, которые могут плохо повлиять на их здоровье.

— Ты сталкивалась с сексистским отношением со стороны мужчин, служа вместе с ними?

— Сексистского отношения я никогда не встречала. Мы с ребятами спокойно общаемся в свободное время. 

— У вас есть какие-нибудь ограничения в общении?

— Есть только правило, что мужчинам нельзя заходить в женскую казарму, а женщинам в мужскую. И это, в принципе, все.

— Служить в израильской армии — опасно? Есть ли дедовщина?

Служить опасно только в некоторых войсках, где ребята проходят боевую подготовку для участия в военных действиях, для них, конечно, есть опасность, потому что они могут оказаться на войне. А в моем случае нет, не опасно. Я служу в тылу.

В израильской армии нет дедовщины. Здесь она запрещена законами и строго наказуема.

— Ты получаешь какие-нибудь привилегии как военнослужащая?

— Да. Мои родители живут в другой стране, я считаюсь солдатом-одиночкой и у меня действительно много привилегий. Например, недавно летала за счет армии в Москву. Еще я получаю зарплату выше, чем остальные. Обычная зарплата солдата — это 800 шекелей, а я получаю 3500 (1 шекель = 23 рубля — Прим. ред.). У меня больше дней отпуска. 

Статус солдата-одиночки сохраняется в любом возрасте. Но и для обычных солдат армия тоже много делает. Например, оплачивает обучение в университете после службы. В каких-то случаях целиком, а где-то частично, зависит от вуза. После дембеля все получают определенную сумму денег, которую в течение пяти лет могут потратить на покупку жилья, машины, образование или свадьбу. 

— Как изменились твои взгляды на жизнь после того, как ты стала служить в армии?

Очень сильно изменились. Например, я осознала силу женщины. У нас недавно были учения на стрельбище. Из двухсот человек туда пришли всего десять парней, потому что все остальные мальчики говорили: «Нам не нравится стрелять, мы боимся звуков». А девушки шли на стрельбище без разговоров. 

Я стала намного увереннее в себе. Те вещи, которые два года назад казались мне невозможными, сейчас я знаю, что смогу их сделать. Это относится ко всему, и к физическим трудностям, и к психологическим, и к социальным. Теперь я знаю, что все смогу. Это очень помогает мне в жизни. 

Еще внутри я ощущаю ценность семьи. С близкими у меня всегда были хорошие отношения. Но теперь, когда мы подолгу не видимся, я больше осознаю, что семья для меня — самое дорогое, что есть.

Что планируешь делать после того, как отслужишь?

Я заканчиваю армию уже в августе и пойду учиться в университет на факультет психологии тут, в Израиле. А что будет после этого, я пока не решила.

Что посоветуешь людям, которые хотят переехать в Израиль и служить в местной армии?

— Советую идти в армию до 20 лет. Тут много молодых командиров, и это тяжело, если тобой, 23-летним, командует 19-летняя девочка. Кроме того, после 20-ти отправлять солдата в армию не всегда резонно — ты служишь там всего один год, из которых от одного до трех месяцев на проходишь курс молодого бойца. Идти в серьезные войска на 9 месяцев бессмысленно. Может выйти так, что человек попадет в логистику и будет год просто считать ботинки и выдавать новую форму — кому нужен такой опыт службы? 

А что касается переезда в Израиль, мой главный совет — набраться терпения, потому что это тяжелый и трудоемкий процесс. Но он того стоит. Самое трудное, конечно, язык, в любой стране намного комфортнее жить, если его знать. Еще сложно привыкать к другому менталитету. Поэтому будет проще, если вы приедете сюда хотя бы с минимальным знанием языка, местной культуры, изучите всю жизнь изнутри.

Редактор: Екатерина Самохвалова


Проверьте, что вы узнали:

Сколько женщины служат в израильской армии?
Какая средняя зарплата у солдата в Израиле?
Что израильская армия делает для солдат после их демобилизации?
Что такое курсы молодого бойца в израильской армии?


Понравилась статья? Тогда поддержите нас, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Возможно, вас еще заинтересует:

«Когда виноград засыпает, мы уходим в цех или офис»: как девушка стала виноделом и бросила жизнь в Москве

«Пришли на кладбище и начали откапывать трупы»: биолог о наблюдениях за медведями

Рекомендуемые статьи

Close