Стажировка в Европе: как русская девушка-архитектор уехала работать в Данию

Почему датчане неохотно сдают жилье иностранцам и сколько денег нужно для комфортной жизни в Копенгагене

Полина Галанцева — молодой архитектор из Москвы. После окончания МАРХИ она отправила портфолио в архитектурное бюро в Копенгагене и попала к ним на стажировку. Полина рассказала, как снять жилье в Дании, почему местные работают всего 37 часов в неделю и сколько денег нужно для комфортной жизни в Европе.

Автор: Ульяна Галанцева

Архитектурный ВУЗ и отклик на стажировку

В детстве я хотела стать певицей или актрисой, как все девочки в классе, а потом увидела клип Linkin Park на песню Numb. Там героиня, отвергнутая обществом, куда-то бежит и что-то рисует – мне очень понравилась эта энергия. Родители отдали меня в художественную школу, и там заметили, что у меня талант. Я подумала: «Классно, хоть что-то умею делать!»

Полина Галанцева. Фото из личного архива

После одиннадцатого класса я решила поступить в Московский архитектурный институт, потому что поняла: художник в России – профессия бесперспективная, да и платят мало. Пять лет в университете прошли незаметно, и вот я уже взрослый человек, архитектор, который думает, что делать дальше. Однажды утром я ехала в метро, вокруг — сплошная тоска и грустные лица пассажиров, и вдруг поняла – здесь мне все надоело.

Ради шутки я решила погуглить, где в мире живут самые счастливые люди. В Дании.

Там любят собак, пиво и лакрицу, а еще там море – идеально. Но как я туда перееду, зачем я нужна этой стране? Я отправила портфолио в архитектурное бюро Копенгагена и кратко подписала: «Хочу у вас работать».

Помню, сестра тогда возмущалась: сказала, что с сопроводительным письмом из одной фразы никуда не возьмут. Но меня взяли – ответ пришел через несколько недель, это было очень длинное сообщение, в котором подробно описывалось, какие документы нужно подготовить для переезда. Родственники и друзья меня очень поддержали и ни минуты не сомневались в том, что иностранная стажировка и переезд — это правильное решение, особенно после окончания института. До моего первого рабочего дня оставалось несколько месяцев, чтобы морально и физически подготовиться и уехать.

Поиск жилья

В Данию я прилетела с мамой, она решила помочь мне освоиться в новой стране, хотя сама там раньше не бывала. На первое время мы сняли комнату в хостеле и начали искать мне постоянное жилье, чтобы не депортировали — у датчан с этим очень строго. Каждый, кто приезжает в страну и думает остаться на долгий срок, должен сообщить о постоянном месте проживания в муниципальный регистр. После этого выдают специальную регистрационную карточку и медицинскую страховку. На оформление всех документов — 5 дней.

Набережная Newhawen в Копенгагене. Фото из личного архива

Найти квартиру было тяжело. Мне кажется, датчанам приятнее сдать жилье соотечественнику, чем иностранцу. За месяц до переезда я зарегистрировалась на датском сайте по поиску квартир, похожем на Airbnb, и пересмотрела около сотни объявлений: комнаты были либо очень дорогие (45-60 тысяч рублей в месяц), либо не подходили по расположению, либо залог был слишком большой. В Дании его требуют все хозяева, и иногда сумма превышает стоимость самой квартиры почти в два раза.

Дом, где сейчас живет Полина. Фото из личного архива

В итоге сняла комнату в самом центре Копенгагена, около набережной Newhawen, где знаменитые цветные здания. Дом очень красивый, старинный, с высокими потолками и лепниной. В квартире живет датская семья — я подумала, что на первое время это будет то что надо: я только осваиваюсь, и, наверное, жить с ровесниками пока рано, нужно спокойствие.

Как выглядит подъезд в жилом доме в Копенгагене. Фото из личного архива

Я перевезла вещи из хостела в новый дом, мама со мной попрощалась — и все, я осталась одна. Без семьи и друзей, с новой работой, в квартире с чужими людьми — было страшно, но очень интересно.

Помню, первый месяц я ощущала себя в сказке, в эйфории от того, как быстро и кардинально изменилась моя жизнь. Я в Дании уже шестой месяц, и чувство восторга и воодушевления еще сохраняется — к тому же сейчас лето, и Копенгаген стал особенно красив. Я вот-вот перееду в новую квартиру, поближе к морю, пляжу, парку и работе. Жить буду с коллегами — девчонками из Таиланда и Индии. 

Начало работы

В первый день работы я чувствовала себя уверенно. Я заранее много раз прокручивала в голове, что буду говорить о себе: «Здравствуйте, меня зовут Полина, я –  архитектор из Москвы. Работаю в программах ArchiCAD, Revit, AutoCAD…» И все же было немного некомфортно: я старалась влиться в коллектив, начать общаться с новыми людьми на английском языке.

Вид Копенгагена со смотровой башни. Фото из личного архива

В Москве я несколько месяцев работала в иностранной компании, где старалась говорить на английском. Нельзя сказать, что практика дала свои плоды – за два месяца я, как ни старалась, не смогла преодолеть языковой барьер. Английский у меня хороший, Upper-Intermediate, но одно дело – общаться на отвлеченные темы, и совсем другое – работать. В Дании у меня не было выбора: на иностранном пришлось говорить не только на работе, но и в жизни. Ежедневная практика помогла начать изъясняться свободно.

Мне повезло, в новой компании все оказались очень добрыми и отзывчивыми – здоровались, интересовались, откуда я, и очень удивлялись, когда узнавали, что из Москвы.

Для них русская девушка – что-то экзотичное.

Коллеги спрашивали про медведей, водку, Путина и правда ли, что в России вечный мороз. А еще удивлялись, когда я говорила, что замерзаю в холодном влажном датском климате. Для них русский человек морозам неподвластен.

У стажировки в датском архитектурном бюро много плюсов, но особенно меня удивило несколько моментов. Во-первых, время работы. В Данию я особенно хотела переехать в том числе потому, что здесь работают с 09:00 до 16:30. Это связано с тем, что в стране короткий световой день и очень развит институт семьи. Здесь принято поддерживать друг друга во всем, и близкими друзьями датчане чаще всего считают своих родственников. Поэтому власти стремятся поделить личное и рабочее время так, чтобы жители больше были со своими родными.

Парк в Копенгагене. Фото из личного архива

Но моя семья осталась в Москве, к тому же иногда приходится оставаться в офисе подольше, чтобы что-то доделать и исправить. Работодатели здесь дают некую свободу действий, позволяя сотрудникам самим планировать свое время, ведь самое важное – результат, и только от тебя зависит, сколько часов ты потратишь на его достижение. Переработки – выбор сотрудника, который начальство уважает и поощряет, но не настаивает на нем. 

Второй плюс бюро — организация рабочих часов. Жители Дании работают в среднем 37 часов в неделю — это один из самых низких показателей в Европе. С одной стороны, короткий рабочий день мотивирует сотрудников справляться с обязанностями быстрее, учит мультизадачности и скорости при решении рабочих вопросов. С другой — честно говоря, много работать в Дании необязательно. Здесь прогрессивная шкала налогов: если человек работает и получает больше, платит он тоже больше. Минимальная зарплата по стране рассчитывается так, чтобы после оплаты всех счетов оставалась внушительная сумма денег. Но это про работу, а я здесь стажируюсь. 

Третий плюс — отношение к сотрудникам. В России я работала в хороших архитектурных компаниях, и все же здесь отношение более гуманное. В московских бюро меня запросто могли оставить на работе до утра — помогать с каким-то срочным проектом. Здесь все совсем иначе: яркий пример — поведение руководства во время пандемии. Утром, когда объявили карантин, нам сказали не приходить на работу, а буквально через два дня всем сотрудникам — а нас 350 человек — привезли домой компьютеры. Не просто ноутбуки, а ПК. Бюро меня не бросило, хотя я всего лишь самый младший сотрудник. 

Дворец Амалиенборг, резиденция королевы Дании. Фото из личного архива

Единственный минус жизни в Дании – это менталитет. Датчане — очень закрытый народ, и за полгода жизни здесь мне так и не удалось ни с кем из них подружиться. Я думаю, это потому, что Дания маленькая: ее жители заводят тесные связи в школе, институте, на работе, дружат с соседями, близко общаются с родственниками и поддерживают эти отношения в течение жизни. Люди формируют свой мир, в который неохотно впускают кого-то нового.

Жизнь в Копенгагене

Не могу сказать, что живу здесь на широкую ногу: зарплаты хватает на комнату, еду и некоторые развлечения. В рестораны я не хожу, потому что они здесь недешевые, чек на одного человека начинается от 300 крон (3122 рубля), даже в кафетериях и ресторанах быстрого питания придется заплатить от 80-100 датских крон (832-1041 рублей). Я готовлю еду дома, продукты — в сравнении с Россией — дорогие. Например, батон хлеба стоит около 170 рублей, пачка яиц – 290. Но я не жалуюсь, потому что дома только завтракаю, а все остальное — уже на работе.

Досуг разнообразный: он начинается с вечера пятницы, хотя и в будние дни тоже бывает. Обычно отдыхаю вместе с друзьями, коллегами по работе: в позапрошлые выходные ездили 100 км на велосипеде до замка Гамлета – он известен как место действия пьесы Шекспира.

Замок Гамлета. Фото из личного архива

В прошлые выходные ездили на 45-метровую смотровую башню (Camp adventure tower) в лесу.

Camp adventure tower. Фото из личного архива

Путешествуем мы только на велосипедах — здесь это самый удобный и экономичный транспорт. В Дании развита целая велоинфраструктура: много дорожек с прекрасными покрытиями и специальные светофоры. Проезд на общественном транспорте дорогой: например, доехать из Копенгагена до соседнего города Хельсингёр стоит столько же, сколько доехать из Москвы до Питера, причем в купе. Поэтому на первую зарплату я купила подержанный велосипед (новые здесь стоят около 20 тысяч рублей) и с тех пор езжу только на нем. 

Велопарковка в центре Копенгагена. Фото из личного архива

Иногда мы с друзьями ходим бар, но там тоже очень дорого: кружка пива, например, стоит 650 рублей. Пить необязательно, можно просто потанцевать и хорошо провести время. Впрочем, танцы сейчас тоже под вопросом – ограничения из-за коронавируса не позволяют диджеям ставить веселую музыку, ведь меньше людей на танцполе, тем меньше риск заразиться. Звучит забавно – это правило, конечно, нигде не регламентировано, но, как оказалось, успешно действует во многих барах Дании. 

Полина с друзьями и коллегами. Фото из личного архива

Карантин закончился еще в середине мая, и Дания быстро вернулась к привычной жизни. Количество заболевших здесь было намного меньше, чем в других странах — не знаю, почему.  Возможно, правительство отреагировало оперативно и строго отнеслось к соблюдению изоляции, а еще закрыло метро. Во время карантина по улицам Копенгагена ездили машины с сиренами, жителей призывали сидеть дома и не выходить без особой необходимости, улицы города дезинфицировали, в продуктовых магазинах наклеили специальные разметки, которые помогали держать дистанцию. Сейчас от пандемии COVID-19 не осталось и следа, единственное обязательное правило — 1,5 метра между друг другом, но и его соблюдают не всегда.

Полина на берегу моря в Дании. Фото из личного архива

Дания считается страной, в которой живут самые счастливые люди на земле. Секрет счастья датчан — хюгге, это слово описывает состояние гармонии человека с собой и миром, но никак не объясняет, как этого состояния достичь. У каждого хюгге свое, у меня это работа и жизнь там, где нравится, но стажировка в архитектурном бюро Копенгагена не бесконечна. Если удастся остаться работать здесь, я останусь, если нет — снова отправлю портфолио и поеду в другую страну, искать свое хюгге в новом месте. 

Проверьте, что вы узнали:

Какой проблемы нет с арендными квартирами в Копенгагене?
Какого преимущества нет у коротких рабочих дней в Дании?
Что может помешать датчанам потанцевать в баре во время пандемии?
Что не входит в список плюсов стажировки в датском архитектурном бюро?

Понравилась статья? Тогда поддержите нас деньгами, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Рекомендуемые статьи

Close