Группа, которая записывается «на удаленке». Разговор с Royals Ate Bones о создании музыки, Linkin Park и самых великих альбомах

Зачем слушать Bring Me The Horizon, секреты работы со Spotify и советы начинающим музыкантам

Видео-версия интервью:


Royals Ate Bones — новая московская группа, играющая в жанре пост-хардкора и альтернативного рока. В отличие от других исполнителей, они записывают музыку удаленно — подключаются друг к другу в «Зуме» и играют свои партии по отдельности. Они рассказали о том, почему самые большие сложности при таком подходе связаны с техникой, в каких случаях начинающему артисту не нужно учиться в музыкальной школе, с помощью какого сервиса можно загружать свои песни в сервисы вроде Spotify и в чем разница между сочинением текстов на русском и на английском.

Интервью взял: Еремин Владимир

— Как и когда вы решили создать Royals Ate Bones?

Антон, гитарист:

Мы с вокалистом Денисом давно общаемся, когда-то уже играли вместе. И в октябре прошлого года решили начать играть по-новой, чтобы привнести красок в нашу жизнь. Сразу нашли и басиста, и барабанщика. И вот таким образом появилась группа.

Денис, вокалист: 

Мы все достаточно опытные ребята. Сперва у меня была своя группа, которая играла постхардкор. Потом я ушел в сольный проект, делал что-то вроде альтернативного хип-хопа. Но в один момент я захотел создать что-то необычное, объединить усилия с другими людьми и направить их в одно русло. Поэтому я решил собрать группу. Важно было найти профессионалов среди тех людей, с кем мы уже работали. Как раз Александр и Дмитрий — это лучшие кандидатуры, которые мы могли выбрать.

— Чем ваша группа отличается от остальных?

Денис: 

Наша фишка в том, что мы группа на «удаленке». То есть мы удаленно друг от друга пишем всю музыку, придумываем партии, сочиняем, прописываем, сводим вплоть до последних штрихов, продакшна и постпродакшна. У меня дома есть студия — там я могу записывать вокал и гитару. Все остальные инструменты синтезированные, к примеру партия ударной установки прописывается с поправкой на то, как это играется в жизни, но это не настоящий инструмент.

Мы собираемся с ребятами в «Зуме» и пишем песни. Антон придумывает партии для гитары. Александр занимается прописыванием аранжировок вокала и баса. Дима помогает с тем, как барабаны звучат композиционно уже в готовой песне. И мы это сводим воедино.

Антон: 

Помимо записи песен мы еще полностью сами иллюстрируем обложки, занимаемся продвижением, закупаем рекламу и продумываем маркетинг. Все своими руками, без внешних ресурсов.

— В чем специфика записи на «удаленке»? Какие здесь сложности?

Александр, басист:

Основная сложность — это технически настроить весь процесс так, чтобы все друг друга слышали и чтобы не было задержек в плане поставки звука каждому человеку. Еще не всегда получается одновременно играть, бывает так, что мы прописываем по очереди и отправляем друг другу.

Денис:

Еще есть психологический момент. Проще записывать песню, когда ты видишь человека в одном помещении с тобой. А тут многие сталкиваются с блоком из-за того, что это происходит в «Зуме». Это не так удобно, нам пришлось потратить уйму времени для преодоления этого барьера.

Несмотря на это, в записи на удаленке есть много плюсов. Никуда не нужно выезжать. Мы все занятые люди, поэтому можно просто включить свои устройства и начать работать.

— Какими программами записи вы пользуетесь?

Денис:

Сейчас, наверное, многие думают, что я буду сравнивать FL Studio и Ableton, такие стандартные плагины для записи и сведения звука. Но нет! Мы работаем в Reaper, это очень удобная программа. Если не погружаться в технические подробности, то она для нас идеально оптимизирована, поскольку мы играем не электронную музыку, а больше инструментальную. Ее функционал позволяет работать с живыми дорожками: записанный вокал с записанной гитарой. Нам это удобнее.

Группа Royals ate bones / vk.com/royalsatebones

— Почему вы поете на английском, хотя живете в России?

Антон:

Еще при создании группы мы задумывались над тем, на каком языке мы будем петь, какие у нас будут слова, о чем будут песни. И мы поняли, что идеальный вариант — это совмещение и русского, и английского. Потому что именно это дает группе новое звучание. Ведь обычно группы поют либо на том, либо на другом. А тех, кто смешивает, довольно мало.

У нас так бывает, что половина песни идет на английском, а в середине вдруг появляется кусок читки на русском, а дальше все продолжается на английском.

С одной стороны, это пасхалка для наших слушателей из СНГ. С другой стороны, это просто классно звучит в миксе. Даже если вы не понимаете слов, людям нравится слушать и совмещать разные вещи.

Александр:

Есть большая разница между написанием текста на этих языках. При работе с русским нужно сделать так, чтобы текст не смотрелся банально, к нему больше требований. Поэтому к каждому русскому фрагменту мы подходим очень детально. Изучаем каждое слово, все выверяем, чтобы это звучало как хороший хит, который запоминается и который станет фишкой именно этого трека.

Денис:

Я тоже убежден, что на русском писать гораздо сложнее. И не то чтобы наш выбор сводился к тому, что английский — это наиболее простой язык. Дело в том, что для меня проще выражать свои мысли и эмоции именно на нем. Но нельзя не признать, что придумать один панч на русском сложнее, чем целый кусок на английском. Труднее донести до аудитории что-то осмысленное.

— Где каждый из вас учился играть? Нужно ли учиться музыкальной школе, чтобы стать рок-звездой?

Дмитрий, барабанщик:

Как минимум, нужно знать ноты, тональность и длительность для того, чтобы грамотно сочетать и писать красивые партии. Так что сперва нужно получить эти знания, а потом уже набирать опыт в группах или у себя дома. Я вообще начинал с того, что стучал палочками по подушкам. Так что да, музыкальная школа точно не помешает. Не могу сказать, что это прямо необходимо, так как в интернете есть много самоучителей. Но в качестве первого шага музыкалка может дать тебе нужный толчок.  

Сам я тоже учился в музыкальной школе, играл в ансамбле на балалайке. Целых пять лет! Потом пересел на барабаны, и с тех пор эта страсть осталась со мной. Люблю четкие, крутые, качающие ритмы. 

Александр:

Это индивидуальная вещь. Если у человека не развит слух и ритм, то ему нужно ставить это все в музыкальной школе. А у кого-то эти вещи есть с рождения. Лично мне музыкальная школа сильно помогла с точки зрения гармонии.

Я учился на скрипача 7 лет. А особенность скрипки в том, что ты должен четко знать, где на грифе находится определенная нота только по мышечной памяти. И поскольку это солирующий инструмент, мне теперь легко придумывать темы и мелодии для аранжировок. Мне кажется, нужно смотреть на то, что тебе не хватает в качестве навыков для записи музыки и решать — нужно ли получать образование или нет.

Денис:

Иногда я вообще хочу из уйти группы, потому что я единственный, кто в музыкалке не учился.

Антон:

Я тоже не учился! Хотя я понимаю ее необходимость, но часто так бывает, что родители гонят детей в музыкалку просто потому, что так нужно. И он 7 лет подряд мучается, начинает ненавидеть это все и больше никогда не садится за инструменты — это очень плохо. Однако я сам порой чувствую, что мне не хватает образования, знания сольфеджио и базовых основ. 

Я умею играть и технически извлекать звук из гитары, но мне недостает глобального теоретического понимания.

Приходится эти вещи самому изучить в интернете, а это не всегда удобно. Так что в музыкалке есть свои плюсы, только нужно четко понимать, зачем ты это делаешь и как ты будешь это применять.

Дмитрий:

Насчет того, что родители гонят детей в музыкалку. У меня была такая же ситуация. Меня заставляли даже по воскресеньям ходить. Но я не хотел, бесился и прогуливал. В итоге меня все-таки заставили сдать экзамены. И только сейчас я понимаю, что это правда было круто и необходимо. Родители дали мне отличный плацдарм для дальнейшего творчества.  

— В апреле у вас вышел новый альбом Survived. Как вы его записывали?

Денис:

У нас все начинается с того, что мы берем музыкальную идею или небольшую зарисовку, садимся с ребятами в наш любимый «Зум» и начинаем из этого материала разворачивать целую композиционную структуру, прописывать барабан и бас, набрасывать скелет трека. Далее добавляем различных инструментов, электронику, прописываем локальную структуру и полируем песню. После работаем над продакшеном.

Обложка альбома Survived группы Royals ate bones / vk.com/royalsatebones

На Survive мы потратили достаточно много времени, несколько месяцев. Все финальные версии треков дорабатывались по аранжировке буквально в процессе сведения. Нам долго что-то не нравилось, к примеру песня Outcasts песня до самого последнего момента была с абсолютно другим припевом. Мы ее просто перезаписали в конце пути, потому что нам она не нравилась. 

Антон:

Важно до последнего оставаться критичным к тому, что ты делаешь. У нас есть еще один пример с песней Insane. Мы ее выпустили в самом начале записи альбома. Мы так много раз ее слушали в процессе сведения, что у нас «замылился слух». Однако когда мы ее послушали еще раз, то внезапно решили изменить барабан. В Spotify у нас есть обе версии этого трека, внимательный слушатель может оценить разницу. 

— Что самое сложное в создании группы?

Дмитрий:

Самое сложное — это начало пути музыканта и поиск партнеров. Если у тебя нет связей, то тебе будет сложно найти инструменталистов и вокалистов. К примеру, в моей первой группе в 2015 году мы потратили целый месяц на поиск гитаристов и человека на вокал. 

Вторая сложность — это ссоры в группе. Они неизбежно будут после того, как вы сыграетесь и притретесь друг другу, кому-то обязательно что-то не понравится. Главное — пережить этот момент и найти общую волну. Отношения в группе очень важны, и порой нам трудно их сохранять.

Денис:

Вообще, для нас трудности не закончились на сборе команды и отношениях. У нас, как ни странно, самая большая трудность была связана с названием. Мы два месяца не могли его выбрать. Нашли много английских слов, загнали их в экселевскую таблицу и вместе выбирали их комбинации.

Антон: 

Это была огромная таблица. Где-то на двухтысячной строке мы поняли, что это не работает, и пошли по другому пути. Мы стали соединять цвета, которые нам нравятся. Выписали всю палитру цветов и мешали их друг с другом.

Денис:

Кстати, интересный факт: слово «royals» появилось благодаря цвету royal blue. И нам просто понравилось это необычное слово. Решили его вставить, соответственно, в комбинацию с другими словами.

— Как начинающим музыкантам пробиться в музыкальные сервисы вроде Spotify?

Денис:

Сейчас очень низкий порог вхождения на Spotify, Apple Music и прочие стриминговые сервисы. Мы пользуемся услугами агрегатора OneRPM. Он позволяет тебе выкладывать в твою музыку напрямую в тот же Spotify, Apple Music, YouTube Music и другие площадки.

Антон:

Да, мы все делаем с помощью этого посредника. То есть мы не договариваемся, к примеру, конкретно со Spotify.

Денис:

Это ускоряет работу. Потому что площадок сейчас очень много, и этот посредник отправляет нас туда автоматически. Даже в такие места, о которых мы раньше не знали. Допустим, еще несколько лет назад никто не знал про Deezer. А сейчас везде реклама этого музыкального сервиса, и мы там присутствуем благодаря OneRPM. Он размещает нас даже на такие площадки, которые не связаны с музыкой напрямую. К примеру, ТикТок. Он даже туда загружает наши песни.

Мы пришли к этому только с опытом. С самой первой моей группой мы просто выкладывали треки во «ВКонтакте» и все. Это был верх мечтаний.

 — Самый великий альбом по вашему мнению?

Денис:

Для меня эталон — это последние альбомы Bring Me The Horizon и Кендрика Ламара. Еще Weeknd делает качественную музыку, несмотря на то, что он хайповый мужичок.

Я бы, конечно, сказал про классику рока. Многие известные рок-музыканты говорят, что на них повлияла «Металлика» или Джимми Хендрикс. Может быть, я родился уже не в то время. Но для меня такой «Металликой» стал Linkin Park. Большая часть их альбомов — это что-то легендарное, неповторимое.

Дмитрий:

Я назову три альбома, которые на меня сильно повлияли и которые я могу бесконечно слушать в любых ситуациях, даже засыпать под них. Это первый одноименный альбом Slipknot 1999 года.

Александр:

Очень подходит для сна! 

Дмитрий:

Я правда под него засыпаю! Заслушал до дыр этот альбом. Я даже пытался снимать барабанные партии с их песен. Это очень сильно прокачало меня в плане музыкальности и техники игры. Просто берешь партии и переигрываешь их самостоятельно, и так набивается техника.

Второй альбом. Это Falling in Reverse — Coming Home. Это очень крутая пластинка. Тоже не могу перестать слушать!

И еще альбом от менее известной группы Starset. Их первая пластинка. Это космическая музыка, очень советую посмотреть клипы. Там что-то гениальное.

Антон:

Величайшими альбомы становятся только со временем. Я назову альбом, который, мне кажется, лет через 50 журнал Rolling Stone обязательно включит в свой рейтинг. Это последний альбом группы Polyphia. Потому что он очень сильно повлиял на состояние индустрии в области инструментала. До этого казалось, что инструментальная музыка потеряла все позиции, никто давно ее не слушает, кроме каких-то задротов.

И тут появляется молодая группа, которая делает что-то совершенно новое и переворачивает индустрию. Уже появилось много инструментальных групп, которые вдохновляются Polyphia. Посмотрите, сколько они зарабатывают. Какие у них просмотры. Как они влияют на всех остальных.

Они совмещают современный хип-хоп и гитару на таком высоком техническом уровне, что у большинства гитаристов даже не получается за ними повторить. Если вбить на Ютубе «Polyphia cover», то там можно найти миллион попыток людей, которые хотят хотя бы приблизиться к ним. В ТикТоке есть челленджи на эту тему.

Раньше все пытались повторить игру группы DragonForce, а теперь их. Сейчас новый DragonForce — это Polyphia. 

Второй альбом, повлиявший на меня: Suicide Season от Bring Me The Horizon. Эта пластинка заставила меня слушать металкор. До этого я вообще не мог слушать тяжелую музыку. В моей первой группе мне было без разницы, что играть. Ребята мне дали наушники и сказали: «Антон, послушай, мы будем играть так же».

Я надел наушники, мне было очень тяжело. Я слушал песню Suicide Season по 10 раз в день, прямо заставлял себя. Через неделю я оценил. Через две недели я уже влюбился. А через три недели я все их песни знал наизусть. Я начал играть в их стиле и поднял уровень своей игры именно благодаря этому альбому — в тех треках было достаточно много нот, они были весьма сложные. Я понял, как пользоваться струнами на гитаре. Это сильно меня продвинуло и повлияло на то, что я сейчас слушаю.

Александр:

Я выделю два альбома. Один — потому что я с ним вырос. Это музыка, с которой я учился играть, петь, сочинять, и так далее. Это, конечно, Linkin Park — Meteora. Для мне это культовый альбом.

И второй альбом, это Bring Me The Horizon — Sempiternal. Особенно люблю песню «Chelsea Smile». Он выходил по синглам. Сначала был сам Sempiternal, потом весь альбом. Заслушал до дыр, все было любимое.

Мы много звуковых фишек черпаем с этой пластинки. Не копируем, а просто слушаем, как это было обыграно и как можно сделать что-то похожее самим. 

— Чем сейчас отличается запись музыки от того, как это происходило раньше? 

Денис: 

Еще лет 20-30 лет назад записать свой трек на студии — было большой привилегией, потому что это стоило больших денег. И не потому что сама услуга была такой дорогой. Дело было в оборудовании и аппаратах, в их габаритах и в сложности обслуживания. Поэтому тогда записать музыку было гораздо сложнее, чем сейчас.

Сейчас есть полупрофессиональные звуковые карты, которые помещаются на одной восьмой вашего стола. Они занимают буквально такое пространство. Даже если музыкант собирает «рэк» из звуковых карт — многоэтажную стойку, которая состоит из нескольких аудиоинтерфейсов и занимает один квадратный метр площади помещения. Это совсем несложно.

Сейчас стартовый набор музыканта для написания демо-записи будет стоить не больше 30 тысяч рублей. Это достаточно дешево, если вы хотите заниматься музыкой самостоятельно дома. Гораздо проще, чем раньше.

— Многие считают, что талант в музыке не нужен и что за десять тысяч часов можно обучиться игре на любом инструменте. Что вы об этом думаете?

Денис:

Десяти тысячи часов и правда вполне хватит. Это обычная мышечная память. Здесь нет ничего сложного. Вы ходите в спортзал, вам нужна примерно неделя, чтобы научиться подтягиваться. 

Здесь то же самое. Просто достаточно заниматься по два-три часа каждый день. А десять тысяч часов — вполне разумный срок. 

Антон:

Я согласен с Денисом. Десять тысяч часов хватит с головой, чтобы научиться играть на инструменте. Но тут другой вопрос — играть-то вы научитесь, сможете повторять чужие песни. Возможно, достаточно сложные мелодии. Но не факт, что вы научитесь сами писать музыку, потому что импровизация сама по себе — это не просто техническое исполнение. Вы должны именно понимать музыку.

Поскольку я не ходил в музыкальную школу, мне порой не хватает понимания, как все друг с другом взаимосвязано, как сочинять музыку. Но многим и не нужно сочинять самим, поэтому если у вас просто задача исполнять чужие песни, то вам этого с головой хватит! Можно даже без слуха — если вы просто мышечной памятью запомните в какой момент как играть, вы будете как робот просто играть мелодии. И все будет замечательно.

— Что помогает вам сочинять музыку? Какие у вас есть ритуалы или способы себя настроить на работу?

Денис:

Я вообще не очень верю в музу. Считаю, что музу придумали те, кто не способен заставить себя работать. Я заставляю себя сочинять, даже когда мне не хочется. Это не значит, что песни получаются вымученными. Просто чтобы заставить себя работать, нужно сделать определенное усилие.

Поэтому для меня обычный ритуал: налить кофейка, включить наушники, посидеть, потыкать в браузере что-то, немножко прокрастинировать и за работу! И больше никак.

Антон:

Я тоже не верю в музу. Но меня вдохновляет другая музыка. Не копирование чужих вещей, а именно вдохновение. Музыка заставляет тебя понять, куда движутся тренды в индустрии. Ты понимаешь, как она меняется, слушаешь новые группы и находишь новые приемы. 

Вариантов того, как написать музыку — миллионы! Тысячи разных звуков, способов их смешения, вокала и так далее.

Мозг, в принципе, не способен удержать всю эту информацию, ему нужно выдавать ее партиями. И когда я слушаю музыку, я просто отмечаю для себя интересные моменты. Даже если мне вся песня не нравится, то я могу в ней найти две интересные секунды и примеры того, как можно работать со звуком.

Буквально недавно мы с Денисом записывали брейкдаун (замедленная часть мелодии, часто выделяемая в жанрах тяжелой музыки — Прим. ред.) для песни. И я включил ему одну композицию группы Sleep Token, которая мне вообще не нравится, но там был буквально один момент, когда было слышно движение медиатором. Оно было настолько классным, что я показал его Денису, чтобы он понял, чего я хочу добиться.

То есть это не плагиат. Это попытка уловить общий тренд направления музыки. Вот это вдохновляет меня на то, чтобы сделать что-то новое и интересное.

Дмитрий: 

Отчасти согласен с Денисом и с Антоном. Но я считаю, что муза есть. У меня бывает такое, что я могу просто щелкнуть пальцами и сказать «опа!» Нужно это записать! У меня в голове крутится идея и мелодия — срочно нужно это записать! У меня так.

То есть у меня не бывает такого, что я должен сейчас сесть и что-то написать. У меня это приходит просто в мгновение, как что-то рандомное. Я могу сидеть за работой, напевать какую-то песню, потому что занимаюсь какой-нибудь рутиной. И я понимаю, что это круто, нужно записать и показать пацанам. Может быть, мы вместе что-то придумаем.

Группа Royals ate bones / vk.com/royalsatebones

— Что вы можете посоветовать начинающим музыкантам?

Денис: 

Здесь все достаточно просто: работайте, трудитесь над собой и постоянно повышайте свою квалификацию. Музыка — это как любая другая сфера, в которой ничего не стоит на месте. Всегда появляется очень много новых людей, идей и направлений. Нужно постоянно учиться чему-то новому.

Например, мы в техническом плане всегда повышаем свои компетенции, учимся работать с новой аппаратурой, учимся новым фишкам звукосведения, поскольку продакшн делаем сами. Остается только постоянная работа и желание переступить через себя. Без мотивации, конечно, никуда.

Если вы действительно хотите заниматься музыкой, если вы чувствуете, что это ваше призвание и вы без этого не можете жить, вы должны сделать все для того, чтобы преуспеть. Мы живем меньше ста лет. Если ты понимаешь, что тебе хочется, ты без этого жить не можешь, нужно отдать все, но сделать.

Антон: 

И еще я хотел бы пожелать молодым музыкантам одну вещь помимо того, что нужно трудиться, находить мотивацию — это все понятно. Музыкантов на самом деле достаточно мало. Если ты хочешь создать группу и играть в определенном жанре, то ты сразу понимаешь, что любителей этого направления среди слушателей не так много, и еще меньше людей, которые в нем играют. А еще меньше тех, которые хорошо играют. Еще меньше тех, которые тебе нравятся.

В итоге даже в крупном городе остается буквально несколько человек, кто занимается тем же самым, по пальцам можно их перечислить. Особенно если это редкий инструмент, а не просто гитара. Например, на поиск барабанщика или приличного вокалиста можно потратить очень много времени.

И бывает так, что молодые музыканты начинают отчаиваться, они не могут найти подходящего исполнителя в том жанре, в котором хотели бы играть, и начинают соглашаться на уступки. Они говорят: «я хочу играть металл, но у меня не получается, так что я буду играть блюз». Да, ты можешь технически сыграть это. И ты бы нашел всех, кто играет блюз. И ты такой — ну, буду играть его. И ты из себя это выдавливаешь, потому что просто хочешь играть в группе. Ради этого ходишь на репетиции в надежде, что тебе со временем понравится жанр, а он все равно тебе не понравится никогда. 

Поэтому мой совет — не отступаться от своей первоначальной идеи, потому что если вы отступитесь, вам это ничего не даст, вы только потеряете деньги, время и силы. Так что придерживаетесь того, с чего вы изначально начинаете, потому что с музыкой себя не обмануть — вы точно знаете, что вам нравится, а что нет. 

Дмитрий:

Главное — не сдаваться! В музыке очень много побед и поражений. И каждое поражение нужно воспринимать не как «я не умею играть, у меня ничего не получится», а делать дальше, потому что очень многие не сразу становились звездами. Вот взять тех же Bring Me The Horizon. Их ведь первый альбом вообще мало кто слушает. А вот начиная c Eternal — это мировая группа. Все потому, что они не сдались, продолжили и в итоге пришли к стадионам.

Александр:

А я скажу про то, что когда вы начинаете играть в группе в составе больше двух человек, то не надо забывать о том, что ваши партнеры могут принести хорошую идею для музыки. И нужно всегда прислушиваться к чужим задумкам и советам. Если вам вдруг показалось, что остальным участникам до вас нет дела или что на вас слишком много возложили — поговорите с ними! Объясните им эту ситуацию. Вполне вероятно, что на самом деле это не так, и вы сядете сможете делегировать определенные задачи и разгрузить одного из участников. 

То есть всегда общайтесь, оставайтесь людьми и помните о том, что это ваш маленький бизнес и ваша маленькая команда, которая должна вас вести вперед. То есть конфликты, ссоры, склоки и все такое лучше оставить на работе. А в группе старайтесь быть если не лучшими друзьями, то хотя бы людьми, которые ценят друг друга.  

Проверьте, что вы узнали:

Что такое Reaper?
Что такое рэк?
Что такое OneRPM?
Что такое брейкдаун?


Понравилась статья? Тогда поддержите нас, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Возможно, вас еще заинтересует:

Бросить кино и стать продюсером ТикТок-группы. Анастасия Мартыненко и ее Piterville

«Если бы не закрашивали, то пропал бы интерес»: разговор с граффити-художниками

Рекомендуемые статьи

Close