«Мир сошел с ума, запущу-ка свой бизнес»: как открыть литературное агентство в разгар пандемии

Сколько зарабатывает литагент, как войти в эту профессию и что такое «сотрудничество с писателем по любви»

Анастасия Дьяченко — литературный агент. Она основала «Литагенство Насти Дьяченко», которое помогает наладить связь между авторами и издательствами — и это несмотря на пандемию и на то, что в России почти нет литагентов. Мы поговорили с Анастасией о том, в чем состоит роль такого специалиста, как пишутся и продвигаются книги и что такое литературное тренерство. 

Автор: Анна Журавлева

— Почему вы решили создать литературное агентство?

— К этому моменту я работала в издательской сфере восемь лет и, можно сказать, была прародителем профессии менеджера по работе с авторами. Сегодня такая должность есть во многих издательствах, а в те времена я делала это для души — помогала выстраивать коммуникацию. 

Последнее мое место работы — МИФ. Это крупная компания, где я могла изнутри изучить проблемы как издателей, так и писателей. Этот опыт и обостренное чувство справедливости подсказали мне, что все конфликты в нашей сфере можно решить диалогом. 

В апреле 2020 года, посреди пандемии и самоизоляции, я подумала: «Рынок начал меняться. Время пришло». Коллеги и авторы, с которыми я работала, меня поддержали, и я создала агентство.

Это было решение в стиле «Весь мир сошел с ума, и я вместе с ним, поэтому запущу-ка свой бизнес».

— Что входит в обязанности литературного агента? Что конкретно вы можете сделать для писателя, обратившегося к вам?

— Классический литературный агент — это посредник между автором и рынком, он управляет авторскими правами и защищает их. Его первоочередная задача — выгодно продать эти права издательству: взять на себя коммуникацию, сопроводить заключение договора, проверить, чтобы все условия были выполнены. 

Кроме этого, литературный агент должен общаться с продюсерами из смежных сфер — к примеру, режиссерами планируемых экранизаций — и зарубежными издательствами. Мы занимаемся не только этим: лично я также консультирую, продюсирую проекты и занимаюсь образовательными курсами. 

Мы с командой стремимся к автороцентричности. Моя цель — показать авторам, как устроен рынок и как принимать на нем правильные решения. Мы даже ведем телеграмм-канал «Литагенты существуют», на котором рассказываем об изнанке нашей индустрии. 

Даже если мы не берем какое-то произведение в портфель и решаем не сотрудничать с автором непосредственно, мы можем предложить ему подходящего редактора и соединяем с ним напрямую. Нам очень нравится наблюдать такие «мэтчи» и инициировать их.

— Насколько эта профессия востребована в России и в чем разница между нашим рынком и американским?

— В России очень мало литературных агентств: по сравнению с теми же США или Великобританией, рынок небольшой. К тому же чувствуется влияние стереотипов: у нас мало доверяют посредникам. Тем временем в Европе и США литературные агенты существуют с конца XIX века, их уважают, издатели с ними считаются — отсюда конкуренция и развитие индустрии. В России же эта тенденция наметилась только в последние два года, когда вместе с нами появилось еще несколько небольших агентств. Поэтому рынок гораздо менее прозрачен и открыт, чем в других странах. 

— Как стать литературным агентом?

— Обычно ими становятся люди с издательским бэкграундом, но в целом войти в профессию может кто угодно — никакого сертификата или лицензии для этого не нужно. А вот станет ли такой человек успешным — уже вопрос. 

Одна из проблем российского рынка — неопытные агенты, чаще всего это несостоявшиеся писатели. Они стремятся как можно скорее пристроить рукопись, а без опыта в издательском деле очень сложно развить интуицию, чтобы понять, какие книги будут подходить, а какие нет. Такие непрофессионалы часто мучают редакторов: предлагают нерелевантные произведения или не могут выстроить диалог.

— Сколько зарабатывают литературные агенты?

— Есть классическая схема — 15-20% от дохода автора. Среднестатистический писатель в успешное полугодие получает 100-150 тысяч рублей. Считаем и понимаем, почему в России мало литературных агентов.

Есть другой способ заработка — работа непосредственно с издательством. Но это долгосрочное сотрудничество, поэтому обычно у всех крупных компаний свои агенты уже есть.

— По каким критериям вы набирали людей в команду?

— Я обожаю свою команду. Она набралась сама: пришли люди, которые знали меня, слышали о том, что я делаю, и хотели присоединиться. Объединяет их, конечно, любовь к книгам — а еще опыт и умение жить в команде. У нас сильные эксперты, которые по несколько лет работали или сотрудничали с крупными издательствами. 

И главное — они все хотят помочь автору.

Анастасия Дьяченко (справа) с коллегой по литературному агентству. Фото из личного архива

— У вас на сайте написано, что какие-то вещи вы делаете только «по любви». Что это значит?

— Мы сами выбираем проекты, с которыми хотим работать. Главный критерий — вера в произведения.

Бывают книги, которые просто должны состояться: слушаешь задумку автора и понимаешь, что сделаешь все, чтобы ему помочь.

Еще есть произведения, которые хочешь прочитать, но не можешь — они еще не написаны. Идешь к автору, эксперту в своей сфере, и просишь его написать такую книгу, а потом помогаешь ее продвинуть. Если найдется автор, который пишет строго на определенную тему, достойную освещения — то мы готовы помогать за идею. Таких клиентов мы называем «социальными». 

По любви — это и значит по любви. Когда мы верим в проект и знаем, что книга поможет многим людям, то беремся за сотрудничество без раздумий.

— Какие книги продвигать трудно, а какие — нет?

— Сложно сказать. Понятно, что продвигать легкую массовую литературу всегда проще, чем, например, книги о феминизме и сексуальности. Но самую большую роль в продвижении играют автор и его активность. Легче всего продвигать те книги, авторы которых готовы отдаваться работе и вовлекаться в процесс. Тяжело с теми, кто не очень понимает, зачем все это надо, боится публичности и не хочет выходить к читателю. Книга живет, пока о ней говорит автор. Каким бы сильным издательство ни было, оно перестанет уделять внимание книге, если писатель не проявляет инициативу.

— Написание книги — процесс творческий. Как вы помогаете авторам, при этом не ограничивая их в самовыражении?

— У нас есть такой формат — литературное тренерство. Мы помогаем авторам в разных жанрах создавать книги: писатель творит, он главный, а литературные тренеры просто мягко направляют его и помогают выходить из трудных ситуаций. 

Мы не ограничиваем самовыражение, а, наоборот, помогаем найти свой стиль. Я даже люблю говорить: «В работе со мной можно все, даже не писать». Мы даем авторам мотивацию, веру в проект и комфортные условия для раскрытия творческого потенциала.

— Как писателю понять, нужен ли ему литагент?

— Литературный агент нужен трем видам авторов: активным, с несколькими книгами; тем, кто хочет продать права на перевод и экранизацию, и тем, кто просто может себе это позволить.

Посредник очень сильно упрощает жизнь, но если нет возможности с ним работать, не ставьте на себе крест.

Лично я верю, что авторы могут справиться сами — так делает большинство. Благодаря нашему телеграмм-каналу в сети много информации о том, что делать и как двигаться. 

— С какими запросами чаще всего к вам обращаются?

— Наверное, самый популярный запрос — разработка стратегии: «Я задумал книгу и ничего не понимаю. Помогите мне», нужна консультация. Часто заказывают подробную рецензию от эксперта по книжному рынку, который сможет объяснить, что нужно доработать для повышения коммерческого потенциала. Многие обращаются с вопросами по продвижению: как это работает и что сделать, чтобы читатели книгу заметили. Литературное тренерство тоже популярно.

— Какие советы вы можете дать начинающим литературным агентам.

— Люди, которые становятся литературными агентами, вряд ли нуждаются в советах. Скорее всего, у них есть опыт и свое видение. Но если говорить в общем: на первом месте должно быть умение выстраивать человеческие отношения и связи со всеми, с кем работаешь. Я топлю за дружеские партнерские отношения, это все упрощает. 

Второе — важно разговаривать с авторами. Сейчас наше литературное агентство — самое публичное в России, остальных просветительская составляющая не интересует. Но хотелось бы, чтобы авторы больше знали о специфике индустрии, поэтому совет — больше рассказывать о рынке, чтобы сделать его здоровее. 

А еще не стесняться добиваться лучших условий для клиентов, чтобы рынок рос и счастливых авторов становилось больше — это моя маленькая мечта.

Редактор: Жанна Нейгебауэр

Проверьте, что вы узнали:

Чем занимается литературный агент в классическом понимании?
Почему профессия литературного агента не так популярна в России, как в США?
Как обычно зарабатывают литературные агенты?
Книги каких авторов легче всего продвигать?

Возможно, вас еще заинтересует:

Она придумала первый в России книжный стендап. Ольга Аристова и ее шоу «Кот Бродского»

«Литературное образование придумали древние шаманы»: интервью с книжным блогером Сергеем Лебеденко

«Я не думаю о читателях, когда пишу»: писательница Марина Степнова о 19-м веке, детях и революции

 

Рекомендуемые статьи

Close