Она придумала первый в России книжный стендап. Ольга Аристова и ее шоу «Кот Бродского»

Толстой и трансгендеры, отсутствие свободы на уроках литературы и угрозы за критику русской классики

«Кот Бродского» — стендап-шоу, на котором подростки рассказывают о прочитанных книгах и откровенно критикуют современную литературу вместе с великой классикой. Его основательница Ольга Аристова рассказывает о том, как возник проект, чем книжный стендап отличается от обычного, что можно сделать со страхом публичных выступлений и почему нужно не бояться говорить, если тебя бесит Евгений Онегин или Григорий Печорин. 

Автор: Мария Басманова

«В общей сложности у меня было около 40 проектов»

До создания проекта «Кот Бродского» я занималась журналистикой и организацией мероприятий. А до этого я училась на переводчика немецкого языка, но поняла, что это не мое. Потом создала паблик про литературу во Владивостоке, и, видимо, вела его успешно. После я стала первопроходцем в организации поэтических и литературных мероприятий Владивостока, и меня заметила городская администрация. Тогда моя карьера внезапно скакнула вверх в 22 года.

Сначала я должна была провести большой литературный фестиваль молодых авторов по Приморскому краю, заменив на этом посту заслуженного жителя города с восьмилетним опытом работы на фестивале. Потом мне дали задачу придумать молодежную библиотеку. Я нашла команду архитекторов, которые мечтали этим заняться, мы вместе все придумали и организовали — так на Дальнем Востоке появилась первая молодежная библиотека. В итоге именно она стала ключевым партнером проекта «Кот Бродского».

В общей сложности у меня было около 40 проектов. Например, «Поэтический ринг»: выбиралось 4 участника, которые соревновались в умении читать свои и чужие стихи. Шоу каждый раз собирало по 100 человек — это был нонсенс, потому что, как правило, такие мероприятия посещают только сами поэты. А туда приходили простые люди, которые хотели послушать, как поэты пытаются друг друга перещеголять. Так я стала известна не только как библиотекарь, но и как человек, доводящий любой свой проект до его медийного воплощения. Ко мне периодически приходили люди и просили докрутить их идеи. 

«Я не знала, насколько стендап сочетается с литературой»

Однажды ко мне пришла девушка, у которой был непопулярный книжный клуб. Она попросила придумать ей сценарий, благодаря которому люди будут сами туда приходить с желанием говорить про книги. Мы все обсудили, я вдохновилась, пришла домой и написала сценарий «Кота Бродского». Этот сценарий ей не понравился: оказалось, что она хотела чаепитие в маленькой кафешке на 5 человек-книголюбов. Но раз уж я что-то написала, и это уже почти готовый продукт — надо посмотреть, как он работает в жизни. Я решила сама воплотить свою идею.

Первое шоу «Кота Бродского» оказалось довольно успешным и мы решили продолжать проект вместе с моим молодым человеком. Мы как раз познакомились, когда я встретилась в кафе с той девушкой для обсуждения идеи книжного клуба. Получился удачный союз: я «проектник», хорошо продумываю методическую часть, понимаю процесс и что за чем должно следовать, когда и кому нужно написать, а у Виталия все хорошо с юмором. Он даже выступал у нас на одном из проектов и оказался самым крутым спикером. Стендап у него в крови. 

Ольга Аристова и ее молодой человек Виталий. Фото: vk.com/kotbrodskogo

Пять лет назад стендап еще не был так популярен. Я хотела создать проект, который привлечет людей и зажжет в них желание говорить. Я вспомнила об открытых микрофонах, через которые люди пробиваются в стендап, и подумала, что было бы интересно привнести туда литературу. То есть для участия в проекте нужно просто прочитать книгу, а после выступления участник становится чем-то вроде селебрити — это всегда привлекательно. Но это была только гипотеза, я не знала, насколько вообще стендап сочетается с литературой. Потом гипотеза подтвердилась: наш проект сам по себе начал тащить, и первое время я даже ничего не предпринимала, а просто его проводила. 

«На первом шоу “Кота Бродского” мы обсуждали вопрос “Чего хочет женщина?”»

Мне захотелось провести мероприятие в странном месте, и я выбрала модную во Владивостоке парикмахерскую под названием «Добро». Там был небольшой зал, который мы приспособили под выступление. Я долго думала над темой и вспомнила свой первый поэтический вечер, который прошел очень удачно, на тему «What is love?» — решила сделать нечто подобное. На первом шоу «Кота Бродского» мы обсуждали вопрос «Чего хочет женщина?» — довольно просто и понятно. Участники рассказывали о книгах Вирджинии Вулф «Миссис Дэллоуэй», биографии Маргарет Тетчер, «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной.

В том шоу участвовал мой хороший знакомый, который работал в филиале Мариинского театра, и заканчивал работу он только в 10 вечера. Соответственно, шоу мы начали в 11 вечера — и это был риск по всем фронтам. Во Владивостоке транспорт ходит до 21:00, а потом начинается мертвая зона. Я думала, к нам никто не приедет, но в итоге собралось 90 человек, и все они приехали на такси (у нас был бесплатный вход, но они, получается, потратили деньги, чтобы просто добраться до нас). Это было очень показательно, и я поняла, что люди нуждаются в таких проектах. Скоро «Кот Бродского» стал главным культурным проектом Владивостока по мнению местной аудитории. Мы дважды обгоняли музеи и театры в зрительском голосовании. 

Чем книжный стендап отличается от обычного

Мы стараемся поднимать сложные темы. Обычный стендап как правило берет темы попроще: секс, отношения в семье, наркотики, алкоголь. «Кот Бродского» обращается к остросоциальным проблемам и предлагает над ними посмеяться. Конечно, сложно шутить про нравственность или нищету, но мы делаем это с помощью книг, выстраивая диалог с автором, а не со всем миром. Я считаю, если мы научимся смеяться над спорными, провоцирующими конфликты, вопросами — например, феминизма или экологии, — то мы научимся и обсуждать их без пафоса или повышенных тонов. 

Все говорят, что «Кот Бродского» — это про книги, но в первую очередь это про читателя.

Мне хочется показать «невидимого» читателя. Не блогеров, критиков и экспертов, которые обычно навязывают нам свое мнение, а большинство, которое просто покупает и читает книги — их обычно никто не слушает. 

Выступление на шоу «Кот Бродского». Фото: vk.com/kotbrodskogo

Как правило, на обычном шоу выступает интеллигенция в возрасте от 21 до 29 лет. На подростковом выступают тинейджеры, в основном приходят так называемые отличники. Несмотря на нашу безбашенную рекламу, необычные рекламные ролики и странный посыл, некоторые все равно считают, что все мы высоколобые, и немного побаиваются. Но я знаю много историй, когда мало увлекающиеся литературой люди доходили до нашего шоу, а потом влюблялись в книги и начинали читать.

Я считаю, что наш проект нужен в первую очередь обычным людям, которые максимально забиты своими проблемами и комплексами. Поэтому я хочу начать сотрудничать с благотворительными фондами. Например, довольно молодой фонд «Шалаш», который работает с детьми из приемных семей и помогает им с адаптацией. Я бы хотела попробовать сделать совместный проект с такими детьми, чтобы помочь им заговорить о себе — а это проще сделать через литературу. 

Одно из моих любимых выступлений — это стендап моего молодого человека, потому что он очень смешно выступил, и мы его часто показываем когда рассказываем людям про «Кота», чтобы люди поняли, насколько это вообще может быть смешно. Еще крутой стендап у Юли Клименко: она очень смешно рассказала про «Сказку о мертвой царевне и 7 богатырях» Пушкина. У Жени Перельмана был прекрасный интеллектуальный стендап: он систематизировано и очень интересно рассказал про книгу «Видоизмененный углерод» Моргана, связав с песней Noize MC «Вселенная бесконечна». 

Современная литература или классика

Еще одна важная миссия шоу — рассказывать про современную литературу, о которой сегодня не так много знают. Аудитория сейчас читает Брэдбери, Кинга, Достоевского — они у всех на слуху. А мы знакомим с той литературой, до которой аудитория сама не дошла бы. На каждое шоу мы выбираем книги сами. Особенно важно, чтобы участник столкнулся с незнакомой книгой и именно на ней порефлексировал. Мне бы хотелось, чтобы люди больше думали о том, что их окружает в нынешних реалиях. И как раз современная литература помогает это сделать.

Я считаю, в мире произошло слишком много изменений, чтобы обсуждать только классику. На одном Толстом далеко не уедешь: в его время не было трансгендеров, мигрантов и половины современных проблем. Мы делали пару шоу про русскую классику «7 грехов “Кота Бродского”» — с подростками и со взрослыми людьми. И это получилось очень весело, одни из лучших шоу «Кота». Но несмотря на все наши дисклеймеры (мы прямо писали, что находимся в самом пьяном баре города, что будем материться, что шоу 18+), к нам пришла постоянная зрительница «Кота», пропустив мимо ушей всю рекламу. Шоу ее очень огорчило. Она написала письмо на почту «Кота» с угрозами в мой адрес: если я еще раз так опорочу русскую литературу, она напишет донос в администрацию, и меня уволят из библиотек. Я ей вежливо ответила, что этот проект никак не касается библиотек, и ее донос меня никак не заденет. 

Проблема в том, что у нас в менталитете русская классика — это музей.

И получается, что мы порочим нашу культуру, если говорим о классике не в контексте школьной программы, без слов «Пушкин — наше все». Но это далеко не так. Книги — это не иконы. Это идеи, о которых можно поговорить и составить разные мнения. Кого-то бесит Евгений Онегин, кого-то бесит Григорий Печорин, почему об этом нужно молчать? Тем более, если в контексте классической литературы можно обсудить актуальные проблемы. И пусть во времена Пушкина можно было грустить, ходить на балы и не работать — читая «Евгения Онегина» сегодня, мы воспринимаем роман с точки зрения современного человека.

В основном подростки не очень любят школьные уроки литературы, потому что им не дают свободы, не позволяют выразить свою мысль. До сих пор жива проблема «ты слишком мал, чтобы об этом рассуждать». Один раз мы делали программу «Подростки не читают» о книгах из школьной программы, которые бесят учеников. Нужно было перечитать книгу и рассказать, почему она так раздражает участника. Подростки аргументированно говорили интересные и внятные вещи, но в зале вставали взрослые и говорили, что ребенок еще не вырос, чтобы рассуждать об этой книге. В ответ участники спрашивали, почему они должны читать в школе «Бедную Лизу» и писать по ней сочинения, если не могут об этом свободно поговорить?

Как происходит отбор участников

Чтобы стать участником шоу, нужно заполнить анкету (но она пока только для подростков, для взрослых мы такого еще не делали) и ждать приглашения на кастинг. Мы сейчас расширяем географию шоу, поэтому не обязательно находиться в Москве. Отбор начинается примерно с 70 человек, из них мы выбираем 20, а потом из 20 выбираем 6-7 новых участников. В первую очередь мы смотрим на умение держать мысль и искренность подачи.

Часто приходят подростки из театральных студий, и они начинают играть. На мой взгляд, настоящий стендапер должен раскрыться на сцене, показать все свои недовольства, проблемы или любовь — в таком случае происходит полное единение с публикой. Я не брала подростков, которые играют роль стендапера.

На втором этапе нужно выступить со стендапом про любую книгу и показать свое понимание юмора. Мы брали тех ребят, которые более-менее сумели рассказать смешно. Более того, обычно шутки вырастают из анализа произведения. Поэтому те ребята, которые справились с задачей, либо четко структурировали свою речь, либо очень хорошо шутили. 

Выступление на шоу «Кот Бродского». Фото: vk.com/kotbrodskogo

Самое сложное — понять, как готовить участников. Люди, с которыми я советовалась, говорили, что надо делать вообще без подготовки, потому что в литературе все должно быть искренним. Я долго обдумывала эту мысль и поняла, что все-таки подготовка нужна. На первом шоу ее не было, и там, конечно, случались странные выступления. Тогда шоу спас победивший участник, потому что он уже умел что-то в стендапе. Позже он стал одним из лучших выступающих на «Коте»

Мы до сих пор ищем рецепт идеальной подготовки. Практика показывает (а мы провели уже около 60 шоу за 5 лет), что даже самого слабого можно дотянуть до хорошего выступления. Но тут нужно врубать те скиллы, которые я не ожидала в себе найти, например, педагогический скилл.

Всем участникам страшно выступать перед публикой, но мы проводим занятия по сценической речи и боремся с тревогой разными упражнениями из арсенала нашего театрального тренера Антона Савватимова. Однако здесь помогут и всем известные игры вроде «Крокодила» или ассоциаций. Они учат более гибкому и проворному мышлению, а также снимают социальные зажимы — страх сказать что-то не то, стеснение в движениях и эмоциях. Когда человек в игре, он не боится громко смеяться над собой и другими, активно жестикулировать или кривляться. Мы учим подростков, что выступление на сцене — такая же игра. 

Еще участникам сложно найти собственную мысль, которую нужно донести аудитории. Ведь со школьной доски нам прививали мнение, что о книге нужно говорить определенным образом, как написано в учебнике умным дядей. В итоге ни подростки, ни взрослые не умеют задавать себе вопросы и рефлексировать. Человек замыкается, если спросить именно его мнение, а не мнение учителя, мамы или подруги. Проект пытается эту проблему устранить, то есть «Кот Бродского» вызывает человека на бой с собой. И только когда участник разобрался в себе, происходит действительно хорошее выступление.

Мой совет выступающим — всегда спрашивайте себя, не фигню ли вы делаете? Этот вопрос стал моей путеводной линией на несколько лет. Мы привыкли жить в страхе и не спрашивать ни о чем себя и окружающих. Я предлагаю всем участникам «Кота» научиться задавать вопросы — это самое важное. Ответы найти гораздо проще: они везде, и каждый готов их навязать. Но уникальные ответы можно найти, только если самостоятельно задавать вопросы самому себе. 

Редактор: Роман Божков

Проверьте, что вы узнали:

Чем отличается книжный стендап от обычного?
Почему подросткам не нравятся школьные уроки литературы?
Какие качества и навыки нужны, чтобы пройти кастинг в «Кот Бродского»?
Какие игры и активности помогают справиться со страхом публичных выступлений?

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, чтобы мы могли и дальше писать материалы!

Наш журнал существует только на средства читателей. Ваши донаты подарят нам немного уверенности и возможность платить авторам за работу. 

Возможно, вас еще заинтересует:

«Когда виноград засыпает, мы уходим в цех или офис»: как девушка стала виноделом и бросила жизнь в Москве

«Пришли на кладбище и начали откапывать трупы»: биолог о наблюдениях за медведями

Рекомендуемые статьи

Close